«Человек рассеянный» Н.Скороход

Аннотация

сентиментальная история в 2-х действиях

Премьера состоялась 15 апреля 2010г.

   «Человек рассеянный» - взрослый музыкальный спектакль по стихам классика детской поэзии Самуила Маршака, основной темой для которого стала с детства знакомая история про человека с улицы Бассейной.

   Пьесу про поэта-мечтателя, не вписывающегося в коллективные марши, написала Наталья Скороход. Строки стихов Маршака и его переводов из Блейка, Шекспира и Бернса складываются в спектакле в романтическую и трагическую историю о любви и судьбах людей нескольких поколений.

   Пьеса написана в начале 90-х. Многие тогда разглядели в ней, в первую очередь, актуальную для времен развала СССР тему искушения эмиграцией. Сегодня из категории трагических вопрос перешел в разряд житейских и уже не столь злободневен. Но вот сам поединок думающего человека с суровыми претензиями жизни актуален всегда. А погруженный в крепкий раствор современной истории, он становится почти символом смертельного столкновения индивидуума с жестокой государственной машиной и равнодушным к душевным тонкостям обществом.

   Молодой интеллигент в круглых очёчках, которого сыграл лауреат Государственной молодежной премии Чувашской Республики 2010 года Александр Смышляев, живет, подобно Обломову, не слезая с кровати (заполняющей основное пространство сцены). В минуты творческого забытья натягивает вместо валенок перчатки и сочиняет стихи по любому поводу, составляя из них поэтическую азбуку («Ель на ежика похожа…»). Человек рассеянный мечтает о прекрасной даме, теплых краях и Лондоне, вспоминает свое беззаботное детство. И пусть вокруг бурлит чуждая ему жизнь, и соседи по коммуналке шумно празднуют «день седьмого ноября - красный день календаря», Человек рассеянный продолжает писать, поскольку с детства запомнил мамину колыбельную: «а ты барабанщик в гвардейском полку». С тех пор он так и воспринимает миссию поэта.

   Из хрестоматийных строк рождаются неожиданные, захватывающие свежестью и точностью решения: «Дама сдавала в багаж диван, чемодан, саквояж» - это Прекрасная Дама, Муза поэта, Адель Хитрово в отчаянии эмигрирует из советской России, а невинное «Кто стучится в дверь ко мне?» отзывается тревожным эхом репрессий. Человек рассеянный отправляется вслед за Дамой, в «солнечную Бразилию», наконец обретает счастье, но там, вне Родины, он просто перестает писать. И возвращается обратно, на улицу Бассейную. Потому что он - «барабанщик в гвардейском полку».

   Спектакль «Человек рассеянный» нравится зрителям, прежде всего, благодаря той щемящей лирической ноте, которая рождается как раз от столкновения зла с беззащитной доверчивостью человеческого добра. Спектакль о стране, где носят "вместо валенок перчатки", где Поэту подкладывают в постель то игольницу, то дохлых крыс…

   Созданием спектакля занимались режиссер, народный артист Чувашии Владимир Красотин, художник из Берлина София Маццони. Над постановкой танцев работала Татьяна Голенецкая. Аранжировка принадлежит Светлане Ткаленко. Она же написала музыку к "Цыганской песне" и "Бразильской песне".

   В ролях заняты народный артист Чувашской Республики Борис Кукин, заслуженные артисты Чувашской Республики Наталья Лосева, Николай Горюнов, молодые артисты Юлия Дедина, Александр Шаповалов, Сергей Куклин, Леонид Казимир. Почти все они играют в спектакле по три-четыре роли.

ЭКСПРЕСС-ХРОНИКИ ФЕСТИВАЛЯ «У ЗОЛОТЫХ ВОРОТ»

День Седьмой

Государственный русский драматический театр, г. Чебоксары

Н. Скороход «Человек Рассеянный» (по стихам С. Маршака)

Александра Лаврова, главный редактор журнала «Страстной бульвар», театральный критик.

   Режиссер Владимир Красотин читает «Человека Рассеянного» как рассказ о Поэте, строящем свой поэтический мир из реальности нормальных людей, в которой он вынужден существовать. Существует он в высоком смысле («Я сочиняю – следовательно, существую»). Человек Рассеянный - Александр Смышляев - живет не просто в советской коммуналке, а чуть ли не в коридоре. Длинновязый, длинноногий, с длинноватым носом, в круглых очках, несуразный, беззащитный, он спит на кровати с панцирной сеткой, мимо которой утром рано соседи вереницей устремляются к уборной, умывальнику, репродуктору.

   Сколько уже мы видели на сцене коммуналок с этими атрибутами советской жизни! Однако художник София Маццони преодолевает банальность. В ее сценографическом мире, созданном из перемещающихся ставок и реальных предметов быта, все движется, течет, меняется, все превращается во все. Красный цвет кремлевского задника сменяется призрачным туманным Биг-Бэном, а тот, в свою очередь, засасывающей воронкой черного квадрата. Сценографические метаморфозы, как и весь спектакль, строятся на цепочке следующих друг за другом поэтических ассоциаций. Из бытового сора рождается слово, стучащее в виске Поэта, он разматывает его в строчку, а образ тут же материализуется в жизни, превращая организованных советскими нормами и ритуалами соседей по коммуналке в персонажей поэтического мира: значительных, красивых или забавных, нелепых, как сам Поэт, их вочеловечивший и одухотворивший. С ними он выпивает 7 ноября, в красный день календаря, пускается в плавание «в Бразилию, в Бразилию», танцует мексиканский танец и танго, тоскует по родине в прекрасном далеке. Тетка в домашнем халате и тапочках, накинув манто, хорошея и приобретая изысканное благородство, становится Дамой. Которая сдавала в багаж множество чемоданов и коробок и была увезена грузчиком на той же самой тележке. Дамой, которой принадлежал некогда дом, в котором разместилась коммуналка, где толчется весь этот безродный люд, готовый по воле Поэта заселить его мир, Дамой, с которой предстоит Поэту мимолетная встреча и несостоявшаяся любовь. Адель Петровна Хитрово из обличительно-сатирического образа (как он нам преподносился некогда в школе) преображается в Даму с собачкой, в Даму, которая дышит духами и лондонскими туманами.

   Всем известные детские строчки зал поначалу шепотом повторяет за артистами. Потом веселая игра вдруг начинает тревожить. Желание героя (осуществленное в стихах) уехать, уйти, все больше напоминает хармсово «Из дома вышел человек с дубинкой и мешком», все более (вроде бы без видимых причин) происходящее приобретает оттенок обериутского абсурда, а молодцеватый почтальон, который неотступно ищет по свету товарища Житкова, по-военному затягивает ремень с портупеей. Укрыться негде - ведь после странствий невозможно не вернуться домой, и письмо уже прицеплено дворником (профессиональным доносчиком и понятым) на рождественскую елку и зловеще надвигается на Поэта.

   Бегство в фантазии, стихи, детство. Человек Рассеянный вспоминает себя ребенком и становится счастливым ребенком. Его мужественный отец с офицерской выправкой и прекрасная мать танцуют. Но наступает военная пора прощаний и похоронок. Этот сюжет не поддается обычной логике: ведь детство Поэта давно прошло, он не может быть сыном людей, переживающих трагедию Великой Отечественной, не может это вспоминать. И в то же время может - когда он пишет стихи, он становится всем, всеми, присваивая переживания своих читателей-детей, присваивая их воспоминания, нынешние и будущие.

   Поэтическая «сентиментальная история» (определение жанра спектакля) становится документом эпохи. И когда в финале герои встают на фоне глухо сдвинувшихся ставок в профиль и анфас, и раздаются безжалостные, как выстрелы, щелчки фотоаппарата... Многое понимаешь про поэта Самуила Маршака, про Поэта, про себя и про свою страну.


Фотографы

На сайте представлены фотографии Владимира Федина, Петра Соколова, Вадима Пакулина, Александра Уткина, Светланы Игнатовой, Анастасии Денисовой и Анны Колесовой, Татьяны Колывановой, Оксаны Соловьёвой.

Купить билеты