Алексей Иванов

«ГЕОГРАФ ГЛОБУС ПРОПИЛ»

Аннотация

Спектакль в 2-х действиях

   Герой романа Алексея Иванова – Виктор Служкин – отнюдь не по призванию идёт работать учителем в обычную школу. Сложные отношения с женой и друзьями, своеобразная дружба-борьба с учениками и чертовский разлад с самим собой… Разобраться в себе и примириться с действительностью он сможет, отправившись в поход с группой девятиклассников. Пятидневный сплав по реке станет для него переломным моментом – чему он сможет научить ребят и чему научиться сам?

   Это современный пафос, в центре которого странный человек – учитель географии Виктор Служкин. Он аутсайдер и патентованный неудачник, терпящий непрерывные поражения, но сохранивший в себе нравственность, совесть, и душевную чистоту. У него никакой власти над жизнью и над своими учениками, которые ни в грош его не ставят. Но он ведёт их в опасный лодочный поход – сплав по крутым уральским рекам. И вот тут-то перед школьниками открываются неведомые горизонты, новые истины и настоящая сложная жизнь, которая меняет их всех до неузнаваемости. Люди, оторвавшись от повседневности, на наших глазах воспаряют куда-то ввысь, меняя угол зрения на всю свою жизнь и постигая что-то высшее.

Режиссёр-постановщик: Максим Кальсин

Художник-постановщик: Алексей Вотяков

Артисты: Евгений Фоминцев, Алексей Погодаев, Ольга Ванькова, Мария Долганёва,  Лариса Гольштейн  и др.

ЭКСПРЕСС-ХРОНИКИ ФЕСТИВАЛЯ «У ЗОЛОТЫХ ВОРОТ»

ДЕНЬ ОДИННАДЦАТЫЙ. 27 сентября, четверг

   По степени ассоциаций и концентрации размышлений, идей, чувств, в нем заложенных, спектакль молодого, душевно открытого и отважного режиссера Максима Кальсина (Омский государственный драматический «Пятый» театр) «ГЕОГРАФ ГЛОБУС ПРОПИЛ» - несмотря на юмористический пролог и обилие юмора в тексте –  исполнен поистине чеховской грусти…

…А роман Алексея Иванова, по которому поставлен спектакль, - неординарное явление на российском литературном горизонте.

   По мнению постановщика спектакля,  интеллектуала и максималиста, в 2012 году, кстати, ставшего главным режиссером Магнитогорского академического театра драмы,  роман «Географ глобус пропил» - это уже «живая российская классика». Жизнь рассудит, насколько близко к истине это утверждение. Но хотелось бы, что Максим Георгиевич был прав.

   Но в типичной истории страждущего российского молодого интеллигента 90-х, рискнувшего податься в школьные учителя, с его запутанной личной жизнью, природной  ершистостью, «избыточной» добротой (или любвеобильностью), врожденной порядочностью и истинным благородством, которые он периодически пытается отчаянно «залить-запить», вместилось довольно много такого, что тревожит умы и сердца не одного поколения россиян. И хотя спектакль адресован молодым – и именно у них встречает наиболее отчетливый резонанс – поколения 70-60-50-40-летних тоже не могут на него не откликнуться.

Ибо это размышление о человеке.

О стране.

О мире.

   Для тех, у кого не произошло духовного контакта с театром и его спектаклем вечером 27-го сентября на фестивале «У Золотых ворот», оставим пояснительно-утешительный комментарий, что реалистический принцип проживания   героев на сцене с бытовым «пробалтыванием» бесценного текста  лишил часть зрителей возможности заинтересоваться и романом, и спектаклем. ЖАЛЬ. Очевидно, театр привык к  камерной сценической площадке… Проще говоря, не все было слышно. Однако довольно большая часть зала дышала и чувствовала с героями спектакля в унисон, а это дорогого стоит.

   До приезда омичей мы с большим воодушевлением знакомились с историей создания постановки, взахлёб читали роман, восхищались МАКСИМализмом МАКСИМА Кальсина, который отправился со своими актерами сплавляться по сибирской реке с порогами (!!!), дабы по-настоящему, с риском для жизни пережить те же стрессы и победы, которые пережили юные герои романа вместе со своим учителем Виктором Служкиным… Именно тогда они стали настоящей командой. И эта командная сплоченность и самоотверженность, чувство запредельной отеческой заботы ответственности режиссера по отношению к тем, кого он «приручил» (термин, разумеется, из Экзюпери))), - всё это ощущается по сей день, хотя спектаклю уже почти два года.

   Понятно, что гениальную прозу перевести на сценический язык – дело архисложное. Тем более, когда повествование ведется пусть не от первого лица, но с проникновением до донышка во внутренний мир главного героя. Перевести иные непростые, глубинные ощущения, настроения в визуальный ряд помогла  хореография Ирины Горе, чей уморительно-забавный хореографический пролог  (в поезде) блестяще пародировал абсурдность и социальный бедлам 90-х, а «Танго отчаяния» и «Танец несбывшейся любви» (так условно обозначим эти хореографические «акценты» в ходе спектакля) оказались попытками визуализировать уже совсем иное – трагические состояния и потрясения героев…

   Сценографическое решение (художник Алексей Вотяков) с использованием видеопроекций и «живой» водой – оригинальное и фантасмагорическое. Сцены сплава по реке на плотах, бури и ненастья – всё это впечатляет. При этом сценографу с режиссером удается уйти от бытового правдоподобия, особенно в кульминационной сцене любви прекрасной,  но не сбывшейся (танец Маши). Здесь пространство обретает очарование и масштабы Ниагарского водопада. Не менее любопытно оформление первого действия, где поезд жизни присутствует во всех перемещениях героя. Причем, низковатый потолок символического вагона, поначалу воспринятого как красивый и комфортный, на котором происходят все события в поезде, в школе, в квартирах – и в юношеском прошлом Служкина тоже -  постепенно начинает давить своей «усредненностью». Потому-то так головокружителен прорыв к небесам, когда юные туристы выходят к реке...

   Актерский состав спектакля  молод. Актеры обаятельны и органичны,  хотя конкретизировать характеры удалось не всем. Зато вполне отчетливы и забавны типажи. Колоритны уже на уровне характеров  Алексей Погодаев (Будкин) и Евгений Фоминцев (Служкин), в образе которого достаточно отчетливо сквозит традиция русской литературы, которой так интересен и мил герой, выпадающий из общей среды, воюющий с ней, который когда-то в литературоведении  НАЗЫВАЛСЯ «лишним человеком», а  в романах  –  Героем Нашего Времени...

Экс-ПРЕСС-летописец Тина ЭЛТОНС.



Фотографы

На сайте представлены фотографии Владимира Федина, Петра Соколова, Вадима Пакулина, Александра Уткина, Светланы Игнатовой, Анастасии Денисовой и Анны Колесовой, Татьяны Колывановой, Оксаны Соловьёвой.

Купить билеты