На 19 и 20 сентября назначена премьера спектакля «Исповедь тенора», поставленного по одноименной пьесе авторства знаменитого оперного тенора и народного артиста Советского Союза Владислава Ивановича Пьявко и журналиста и телеведущего, а в прошлом актера Московского Театра имени Пушкина Александра Васильевича Мягченкова. В этом интервью авторы расскажут о работе над спектаклем, фантасмагории  и Владимирском академическом театре драмы.


- Еще не успел подойти к концу июнь, а уже назначены премьерные дни спектакля по вашей пьесе «Исповедь тенора». Значит ли это, что он уже почти готов?

Александр Мягченков: Вспоминаю, как я работал в Москве в театре имени Пушкина. Мы могли потратить на работу над спектаклем целый сезон или даже больше, и, естественно, премьера стояла в планах, но мы в первую очередь смотрели на готовность спектакля. А тут мы только начали репетировать, а уже на фасаде театра на электронном табло: «19 и 20 сентября премьера!». Это конечно пугает нас как творческих людей. «А успеем ли мы? А получится ли в эти короткие сроки?» Сроки, сегодня сроки это страшная вещь. Но как по-другому? Мы обязаны его поставить.


- Не могли бы вы рассказать о спектакле в двух словах?

Александр Мягченков: В начале пьесы у нас написано, о чем она: любовь, страсть, предательство, расставания, самые счастливые и трагические моменты в жизни знаменитого оперного певца. Эта история о желании и нежелании жить. О смысле существования. Это автобиографическое произведение, документальное, но с некоторым художественным осмыслением. Это произведение - исповедь. Повествование начинается с конца. С главный героем происходит трагическое событие, которое ставит его перед выбором: жить или не жить. И герой начинает проживать свою жизнь заново, переосмысливать, рассматривать важные эпизоды и, наконец, приходит к выводу, что все-таки надо жить. Надо жить и любить. Любовь это и есть жизнь. Надо находить любовь в первую очередь в себе и радоваться каждому дню.


- Как проходила работа над пьесой?

Владислав Пьявко:
Я просто сказал: «Саша, меня все время волнует тема того, что на телевидении одна мура, все возятся в грязном белье. И я не хочу, чтобы, когда я уйду, были какие-то домыслы. То, что я чувствую, то, что я  прошел, мне хотелось бы просто рассказать». И я написал новеллу, повесть «Исповедь тенора», и на основе ее и был создан эскиз пьесы. Саша прочитал и сказал: «Знаешь, Иванович, литературщины много», а я и говорю, что пьесы никогда не писал. «Тебе это интересно? Если ты видишь эту пьесу, то говори что нужно исправить, а я буду кромсать то, что было написано». Так и появилась эта пьеса, но она до сих пор в рабочем состоянии.

316470800Народный артист СССР, солист Большого театра России Владислав Пьявко

Александр Мягченков: Нужно было особое построение, потому что есть законы драматургии. Надо было определить жанр. Про что это. Зачем и какая польза от этого произведения. А не так, чтобы люди пришли, увидели живого Пьявко, порадовались, послушали песни и ушли. У меня была масса опасений, потому что Владислав Иванович выдающийся оперный тенор, и всю жизнь человек проработал в жанре оперы. Это особый жанр. А тут драматический театр, в котором совершенно другие формы, выразители. И я сказал Владиславу Ивановичу, что только он должен играть эту роль, самого себя. Было много опасений еще потому, что в пьесе много откровений. На тысячный зал выходит человек и начинает рассказывать о личном. Но главное вопрос: а зачем это делать? Порой неприятно слушать подробности личной жизни, потому что не всем это может быть интересно. И мы думали над тем, как сделать так, чтобы зрителям было и интересно, и полезно. Потому что каждый человек, который приходит в театр, соотносит свой жизненный опыт с жизненным опытом других, и это помогает ему делать выводы. Как это банально ни звучит, театр должен нести воспитательную функцию.


- Были ли моменты, когда вы были принципиально не согласны друг с другом?

Александр Мягченков: Иногда, если посмотреть со стороны на творческих людей, то они ругаются, но на самом деле так они пытаются прийти к правильному и общему через отрицание. Через отрицания всегда проще. Мы много спорили, дискутировали, иногда на повышенных тонах, но это была не ругань, а попытка доказать. Пьесы писать трудно, а мы не профессиональные драматурги. Непросто, когда ты сам создаешь. Два года мы работали и до сих пор продолжаем работать. Главное, чтобы получилось по живому.

-  Александр Васильевич, во время работы над пьесой вам удалось найти в ней себя?

Александр Мягченков: Если бы я не услышал какие-то свои интонации  и жизненные темы, то я бы не стал работать. Когда я прочитал эту историю еще в прозе, то я нашел в этом себя. Хоть сейчас я журналист и телеведущий, но 14 лет я посвятил театру, как актер и режиссер. Меня зацепили человеческие вещи, драматургические. Я услышал и нерв, и боль, и узнал себя, пусть, может, не так активно.


- Владислав Иванович, вы, тенор Большого театра, будете играть главную роль в спектакле и петь. Также в спектакле есть вокалистки Большого театра. Но, тем не менее, это не опера.


Александр Мягченков: Это не опера, это же драматический театр. Это драматическая пьеса. Мы называем ее музыкальной драмой. Это полностью сюжетный спектакль. Да, в нем будет много музыки, живой вокал, и будут возникать уникальные кадры из лучших мировых опер в исполнении народной артистки Советского Союза Ирины Константиновны Архиповой, солистки Большого театра, народной артистки Галины Павловны Вишневской, так же из Большого театра. Конечно же, Владислав Иванович Пьявко, народный артист Советского Союза. Он же исполнитель главной роли. Здравствующий, действующий мозг всего, наш центр.

myagchenkov_1Российский тележурналист, телеведущий, актер Александр Мягченков


Владислав Пьявко:
Мозг – Александр Васильевич. Вы его не слушайте. Пьеса написана о жизни певцов. Вы знаете хотя бы одну пьесу, которая написана именно о жизни настоящий серьезных оперных певцов?

Александр Мягченков: Никогда не видел, когда автор пьесы пишет про себя и играет главную роль. Это уникально.


- На вопрос автобиографичная ли эта пьеса, Владислав Иванович часто отвечает, что она фантасмагорична. В чем это проявляется?

Александр Мягченков: Да, на документальной основе можно сделать реалистический спектакль, но мы пошли по другому пути. Главный герой актер, творческий человек, а творческие люди - часто увлекающиеся. Профессия –  она накладывает отпечаток. Поэтому эта история фантасмагорична из-за того, что непонятно, было или не было. Например, появляются персонажи, которых уже давно нет в живых. Иногда герой слышит звуки и голоса, тексты. Это возможность соединить и персонажей, и время, и ситуации в одном сегодняшнем пространстве.
Есть персонаж Альтер эго. Конкретный живой человек. Наше второе «я», с которым порой мы ведем беседы. Также мы перемещаемся в разные времена. У нас и 57 год, и 53, и 66, и 70 и 2010 год.


- Владислав Иванович говорит: «Исповедь тенора -  преломление моей жизни и моей любви к женщине». Какую роль образ женщины играет в спектакле?

Владислав Пьявко: У меня в хорошем смысле было много женщин. Отношение к женщине у меня святое, поэтому и захотелось рассказать, но без пошлостей. У каждого в жизни есть своя любовь, и у меня своя, именно поэтому это преломление моей жизни.


- Вы очень часто опровергаете тезис о том, что все, что касается театра -  самое лучше только в Москве. Что не так с московским театром?

Александр Мягченков: Знаете, я много езжу и вижу такие театры, которые ничем не хуже московских. Взять Владимирский театр. Почему я здесь работаю? Уровень актерского состава очень высокий. Я же вижу, как люди понимают с полуслова, вижу профессионализм. И когда этих людей начинают обижать, говоря, что в Москве самые лучшие театры, то мне хочется защитить их и как-то помочь. Поэтому мы приехали сюда и работаем. И я сам здесь очень многому учусь.


- Вы очень часто посещаете театральные фестивали в разных городах нашей страны, но почему «Исповедь тенора» вы решили поставить именно на базе Владимирского театра?

Александр Мягченков: А мы подружились. Так уж получилось, что когда я первый раз был во Владимире, то влюбился  в город. А потом увидел театр. Живой, настоящий, профессиональный театр. Давно общаемся с директором театра Борисом Григорьевичем Гуниным. И когда мы показали произведение, не настаивая, нам сказали, что это интересно, предложили поставить. Дело в том, что мы это делаем не для какого-то события. «К 80-летию Владислава Пьявко!» Так можно было и в Москве сделать. А это для души. Мне нравится, что мы в творческом процессе. «Процесс, процесс, процесс – и вы непобедимы».

- Можно ли где-нибудь прочитать вашу пьесу?

Александр Мягченков: Хотели получить авторские права, но она еще в работе. И данный материал рассчитан на конкретного исполнителя. Я думаю, что мы сделаем вариант, чтобы другие исполнители и актеры могли играть тенора, потому что в материале все-таки очень много личного.

- После окончания работы над этим спектаклем, если будет возможность, планируете ли вы и дальше работать с Владимирским театром?

Александр Мягченков: Хотелось бы. Владимирский театр  один из лучших в России, и я это говорю не потому, что мы дружим. Здесь люди какие-то светлые. Я много лет в театре. Театр – лукавство в большинстве своем, а есть и живой театр, когда люди правда живут этим.

Владислав Пьявко: И все свое время, эмоции, внутренний мир у них в театре. И во Владимирском театре это особенно сильно чувствуется.



Студентка факультета журналистики ВлГУ Надежда Живаева

 


Фотографы

На сайте представлены фотографии Владимира Федина, Петра Соколова, Вадима Пакулина, Александра Уткина, Светланы Игнатовой, Анастасии Денисовой и Анны Колесовой, Татьяны Колывановой, Оксаны Соловьёвой.

Купить билеты
Щёлкните, чтобы прослушать. Работает благодаря GSpeech