Спектакль «Отцы и сыновья» Театра «На Литейном» (Санкт-Петербург) завершил третий день фестиваля «У Золотых ворот». Классический конфликт отцов и детей (по текстам Ивана Тургенева и Брайана Фрила) режиссёр Сергей Морозов превращает в семейную сагу с жизнеутверждающим финалом, где «вольность и покой – замена счастью…»

 otsy-syn.JPG

Тургеневским «ажурным» слогом веет со сцены. Воздушный белый занавес с видами Петербурга, разделяющий пространство по диагонали, становится действующим лицом спектакля: то превращаясь в белые колонны семейного гнезда Кирсановых, то укутывая героев беседками романтических свиданий, но, в целом, сохраняя главный мотив «мысли поперёк» - вразрез идущие друг другу картины мира «отцов» и «детей». Сценография и костюмы актеров по цветовой гамме сливаются в один карандашный рисунок на папирусной бумаге. Выхолощенное нейтральное пространство размеренной жизни, где любовь, страсть, трагедия остаются за скобками бесконечных философских разговоров.

Ключевая метафора образа Базарова визуализирована режиссёром просто и точно. В первом споре с Кирсановым «развратный сукин сын» рисует мелом огромное сердце, доказывая: «любовь» - пустое. Но скоро в самом центре этого сердца, незаметно для всех, появится «Анна». Написано и почти стёрто. Потом «Аркадий», «погода», «страсть», «любовь»… Написано и зачёркнуто. «Человек из ничего», нигилист Базаров не от тифа умирает, конечно, – от пустого сердца.

А как же Анна? Анна – «мимолетное виденье». Тонкая, плавная, будто бесплотная, Анна (Варвара Щербакова) действительно нечто пограничное между фантомом, который является Базарову любовным наваждением – в сером облаке пышного платья, и реальностью – строгая молодая вдова, вытянутая в струну и отзеркаливающая безразличные интонации Базарова. Но чтобы эротические фантазии героя – раздробленный на эпизоды во вспышках света танец страсти Евгения и Анны – стали реальностью, нужно способное полюбить открытое живое сердце. А оно у Базарова – только рисунок на деревянной стене.

Удивительно точно угадан режиссёром и исполнен актерами дуэт «хищника» Базарова (Александр Рязанцев) и «ручного» Кирсанова (Виталий Гудков). Фактурная внешность Базарова (резкие угловатые черты лица, сутулая спина, взлохмаченные волосы) под стать его философии «сомнение – всё». И плавные линии очевидного «красавчика» Кирсанова (в аккуратно застегнутом жилете, с педантично выбритой бородкой), юношески восторженно влюбленного в чуждую его «ручной» природе философию. Эта парочка – вопросительный и восклицательный знак – в контрасте, как на фотопленке, ярко проявляют естество друг друга.     

Клаcсический спектакль, где режиссер интеллигентно «умирает в актёре», дарит зрителям целую россыпь колоритных актёрских работ. Вот уж поистине: «нет маленьких ролей». Чего стоит один слуга Прокофьич (Александр Жданов), держащий весь дом в строгой узде. Главный гонитель Базарова, Прокофьич как от нечисти, комически протирает от него стулья. Или Дуняша (Аглая Гершова), своим «богатым телом» манипулирующая всеми мужскими взорами.  

В финале из химической цепочки жизни изъят деструктивный элемент «Базаров», и всё снова приходит в норму. Искренний и наивный примирительный монолог старшего Кирсанова (Александр Цыбульский) напоминает всем простую истину: человек – норма для самого себя. И, как певучая чаша, гармонизирует пространство, стягивает всё семейство обратно к столу. «Отцы» в этой истории правы хотя бы потому, что жизнеспособнее. Стол накрыт, бокалы налиты, пульс ровный.  Все вместе, все умиротворены. Счастливы ли? Это уже другой вопрос.

Мила ДЕНЁВА

 

 


Фотографы

На сайте представлены фотографии Владимира Федина, Петра Соколова, Вадима Пакулина, Александра Уткина, Светланы Игнатовой, Анастасии Денисовой и Анны Колесовой, Татьяны Шалухиной, Оксаны Соловьёвой, Елены Птагиной и Екатерины Строговой

Купить билеты
Щёлкните, чтобы прослушать. Работает благодаря GSpeech