Пьесу «Кабала святош» М.А. Булгаков написал в 1929 году. Спустя почти девяносто лет, в рамках пятого дня фестиваля фестивалей «У Золотых ворот» на сцене – спектакль Пензенского областного драматического театра им. А.В. Луначарского.

kabala.jpg

Волшебный расшитый занавес Владимирского театра (сейчас он притворился занавесом парижского Пале-Рояль) закрыт. На фоне огромных Золотых ворот, изображенных на нем, фигура господина де Мольера кажется совсем маленькой. Он обращается к королю, сидящему в ложе. Робко задранная кверху голова, слегка подрагивающий голос делают актера еще меньше, ниже. Такая важная именно сейчас тема – художник и власть.

Режиссер спектакля Ирина Керученко дословно следует булгаковскому тексту, детально иллюстрирует его, так, что кажется – герои сошли на сцену прямо со страниц. Она как будто растворяется в пьесе, отходит в тень, уступая подмостки самому Михаилу Афанасьевичу. Даже собственную авторскую позицию режиссер до поры до времени прячет, она промелькнет только в самом конце: для автора постановки Мольер, конечно, не преступник и не безбожник – перед смертью он получает из рук монахини распятие.

Еще одно достоинство постановки – следование традициям. Сейчас в театре существует модная тенденция осовременивания материала, перенесения действия в наше время, как бы для пущей актуальности. Чего, казалось бы, стоило переодеть всех актеров в современные костюмы – и дело в шляпе. Но режиссер ставит перед собой другую, гораздо более сложную и благородную задачу – скрупулезное воссоздание эпохи двора Людовика XIV. На дамах пышные платья, на мужчинах длинные парики, с колосников опускается с десяток богатых золотых люстр.

Перед зрителями разыгрывается настоящая трагедия, в центре которой большой художник и одновременно простой маленький человек ­– Жан-Батист Мольер. Как отмотать время назад, найти ту поворотную точку, когда «что-то пошло не так», служба превратилась в прислуживание? Может быть, фраза, сказанная королем за ужином: «Сегодня вы будете стелить мне постель»?..

Последние сцены спектакля проходят под непрекращающийся монотонный звук часов, еще более усиливающий нервное напряжение (то и дело актеры срываются на душераздирающий крик) всего второго акта. Назойливое тиканье часового механизма, отсчитывающее секунды до разрыва бомбы – разрыва сердца Мольера. В белой ночной рубахе в пол, почти саване, он выхватывает из толпы танцующих умершую незадолго до него Мадлену Бежар, свою давнюю возлюбленную. Как в гроб, уходят они в огромные напольные часы, стоящие в глубине сцены. Чтобы там, по ту сторону смерти, все исправить, начать заново, повернуть время вспять.

Ника Ерофеева

 


Фотографы

На сайте представлены фотографии Владимира Федина, Петра Соколова, Вадима Пакулина, Александра Уткина, Светланы Игнатовой, Анастасии Денисовой и Анны Колесовой, Татьяны Шалухиной, Оксаны Соловьёвой, Елены Птагиной и Екатерины Строговой

Купить билеты
Щёлкните, чтобы прослушать. Работает благодаря GSpeech