«Бестиарий нашего времени» - так определяют жанр создатели постановки «Кыся». Но  «зоологического»  в моноспектакле актера Всеволода Чубенко и режиссера Якова Рубина немного. Исповедь брутального питерского кота сводится к утверждению простой истины: человеку нужен человек. Даже если он – кот. 

 

kyysa.jpg

 

 

Сюжет известного романа Владимира Кунина сам по себе хватает за горло читательское внимание и, как хороший детектив, держит его до конца неожиданными поворотами интриги за каждым «углом». Шутка ли: кот, телепатически разговаривающий с людьми, уходит от погони, вступает в схватку с наркодилерами, спасает людей и читает проповеди об одиночестве. Про неуемное либидо этого полового гиганта и говорить нечего: в лапах его страсти оказываются и кошки, и собаки, и даже лисы. Цель всех приключений героя – вернуться к своему единственному, такому же одинокому человеку. При таком беспроигрышном наборе обстоятельств, казалось бы, ну что еще делать артисту – выходи и читай. Ан нет. Актёр Всеволод Чубенко будто вступает в негласное соперничество с текстом. Что быстрее положит зрителей на лопатки - сентиментальный сюжет или актерская харизма.

Времени на то, чтобы пролить напрашивающуюся в отдельные моменты слезу, Чубенко не оставляет категорически. Все заложенные в тексте манипуляции зрительскими эмоциями (казалось бы – пользуйся!) уводит в едва заметные паузы, приглушение голоса, полутона. Там, где можно заставить зрителя зарыдать, - на секунду останавливается и будто проглатывает ком в горле. Спектакль похож на пулю, пролетающую в замедленном действии: в лаконичной форме сжат сюжет, который бьет по точной траектории в самое сердце.

Скорость произнесения текста, ровность почти безэмоционального тона, снисходительность и сарказм – таково «мурчание» этого кота, «существа высшего порядка». С первых секунд существования на сцене актер захватывает внимание зала в прочные сети и держит за грудки до последнего слова. Растянутый на всю сцену гамак – те самые сети и есть. Кроме гамака, собственно, ничего. Он и лежанка для сибаритствующего в начале истории Кыси, и силки, в которые попадается сношающийся с рыжей кошкой кот, и судно, увозящее его по Балтийскому морю в новые приключения. Но напор артиста, его темперамент и объем создаваемых образов столь самодостаточны и так всепоглощающе заполняют сцену, что ни сценография, ни костюмы (Кыся одет как простой рабочий парень с окраин, в сером потрепанном свитере и дырявых джинсах) не имеют уже никакого значения.

80 минут без секундной паузы. Мгновенные переключения в характерные образы косого на один глаз Кота-бродягу, крепкого на матерные словечки Водилу, невинной собачки из «мерседеса» или наивную медсестру Таню Кох. С десяток персонажей со своим особенным голосом, интонациями,  пластикой слетают, как маски, с лица актера, на котором – ни штриха излишнего хлопотания.

Заслуженный артист России Всеволод Чубенко за почти 20 лет жизни этого спектакля успел пройти путь от  артиста вологодского ТЮЗа, Камерного театра – до создателя «Своего театра», должности начальника департамента культуры Вологодской области, и в итоге - директора Новгородского театра драмы им. Достоевского. Моноформа для него привычный формат существования на сцене. В «Своем театре» все постановки – камерные, на одного-двух артистов. И понятно, что уровень профессионального мастерства на сцене таков, что зрителю с первых минут спектакля ну просто некуда деться. Как кошке, взятой за холку, остается только вжаться в кресло и смотреть во все глаза, что же будет…

Мила Денёва


Фотографы

На сайте представлены фотографии Владимира Федина, Петра Соколова, Вадима Пакулина, Александра Уткина, Светланы Игнатовой, Анастасии Денисовой и Анны Колесовой, Татьяны Шалухиной, Оксаны Соловьёвой, Елены Птагиной и Екатерины Строговой

Купить билеты
Щёлкните, чтобы прослушать. Работает благодаря GSpeech