Уважаемый Владимир Александрович! Дорогой Володя!

4 апреля я наконец-то попала на твой знаменитый спектакль «Молодая гвардия». Много о нём читала и слышала, но посмотреть его не удавалось. И вот, наконец, удалось.

Сказать, что спектакль понравился, – не сказать ничего. Здесь вообще неуместны категории «понравилось-не понравилось». 

Позволь рассказать предысторию. В декабре прошлого года мы со студентами (я преподаю культуру речи в юридическом институте) коснулись на занятиях темы Великой Отечественной войны. И вдруг один 17-летний юноша (Иван) встал и так уверенно, так высокомерно произнёс: «Зверства фашистов сильно преувеличены. Это всё советская идеология. На самом деле немцы не хотели воевать. Их заставило руководство страны. Так что они – такая же пострадавшая сторона, как и Советский Союз». Сказал это и спокойно сел.

Знаешь, я уже привыкла, что от сегодняшних первокурсников можно ожидать чего угодно. Привыкла к их грубым речевым ошибкам, к утверждениям типа того, что Пьер Безухов – персонаж романа «Герой нашего времени». Привыкла, что в голове у них каша из имён, дат и событий. Но после реплики Вани на несколько секунд потеряла дар речи и хватала ртом воздух. Бывают в жизни ситуации, когда не знаешь, как себя вести и что отвечать. Особенно если слышишь совершенно дикие, противоречащие здравому смыслу высказывания, которые выдаются за истину.

Тема Великой Отечественной для меня святая и сокровенная. Оба моих деда воевали. И историю я изучала не по фильму «Бесславные ублюдки». И вообще, все мы (и я, и мои студенты) – потомки тех, кто сражался в той страшной войне. И победил, заплатив за эту победу десятками миллионов человеческих жизней. Кровью заслужил вечную благодарность своих потомков, вечное преклонение и вечную память. А потомки вместо благодарности плюнули на эту память и с грязью её смешали. Причём походя, цинично и равнодушно.

 Я в тот момент так себя почувствовала, словно Ваня очередь из автомата по мне дал. Впрочем, тогда подумала, что не только по мне. Искала в глазах других студентов хотя бы отблески праведного негодования, но… не нашла. Они все оставались спокойны. Словно речь шла о чём-то чуждом и малоинтересном. О правописании «жи-ши», например.

Я спросила Ваню, где он взял сведения о фашистах как якобы невинных жертвах войны. И он ответил: «В Интернете. Читал письма немецких солдат. Они свидетельствуют о том, что немцы не были такими зверями, какими их хотят представить». А девочка Ксюша ещё и поддержала своего соседа по парте: «Екатерина Борисовна, не нужно навязывать своё мнение. В стране демократия. У вас своё мнение, а у Вани своё». – «А какое мнение у тебя?» – спросила я Ксюшу. – «Не знаю. Я не думала об этом», – последовал ответ.         И вот тут, Володя, мне стало страшно…

Короче, следующую ночь я не спала. Сидела в Интернете. Да, я нашла на некоторых сомнительных сайтах материалы, о которых говорил Иван. Письма немецких солдат, где они якобы сожалеют о том, что приходится убивать и грабить.  И там же – письма советских солдат, где те якобы описывают, сколько немецких женщин изнасиловали и сколько немецких детей убили.

Я потом разговаривала со студентами. С грустью узнала, что в школе они изучали историю Великой Отечественной очень приблизительно, всего два-три урока. Схематично, без подробностей. И родители эту тему, очевидно, тоже обходят стороной. В результате популярностью пользуются вот такие фейковые, фальсифицированные материалы, которыми можно легко заполнить пустые извилины неокрепшего мозга. Война идёт в обществе. Серьёзная идеологическая война. И её нельзя недооценивать, потому что поле битвы, как было сказано Достоевским, – сердца людей. В этой войне тоже есть раненые и убитые. И если эту войну проиграть, то обратной дороги, возможно, уже не будет…

На следующем занятии я послала в баню учебную программу, и мы со студентами полтора часа смотрели кадры военной кинохроники (почти без закадрового текста, чтобы особые «умники» снова не сказали, что это советская идеология), которую снимали военные корреспонденты, освобождая узников фашистских концлагерей. Там было всё: и горы трупов, и кучи человеческих волос, и газовые камеры, и живые скелеты вместо людей. Комментариев не требовалось…

После занятия ребята выходили из аудитории, глядя в пол. Они впервые ощутили масштаб трагедии. Они были потрясены. Я чувствовала, что в их умах и душах что-то произошло. Изменилось. Что-то главное. Главное в первую очередь для них самих, для их дальнейшей жизни.

И так сложилось, что именно с этими студентами (только, к сожалению, без Вани и Ксюши) я пришла на спектакль «Молодая гвардия». И следила не только за сюжетом, но и за своими ребятами. Девчонки начали вытирать первые слезинки во время сцены с немецким шоколадом. А последние полчаса они плакали открыто, не стесняясь. И уже не вытирали слёз. Парни сидели напряжённые, окаменевшие.                     

Я держалась почти до последнего. Но к концу спектакля весь мой макияж остался на салфетке. Сдерживать слёзы было невозможно. Физически невозможно. Такого духовного единения со своими студентами я ещё никогда не ощущала. Мы одинаково чувствовали и одинаково переживали.

Чего стоит одна только строчка «Живите за нас»! Невольно начинаешь задавать себе вопросы: а достоин ли ты жить ЗА них – за этих прекрасных, мужественных, чистых душой и сердцем ребят, без колебаний отдавших свои жизни за свою Родину и свой народ? Что ты сделал такого, чтобы быть достойным этого? Ради чего живёшь? Что любишь? За что ты готов пожертвовать собой? И готов ли?..

У тебя получился не просто спектакль, Володя. Это откровение, прозрение и душевный катарсис.

После спектакля мы молча вышли из зала. Молча спустились по лестнице в гардероб. Молча встали в очередь. Молча. Всё время молчать было неловко, но разговаривать никому не хотелось. Мысленно каждый всё ещё был ТАМ… Создалось полное ощущение того, что каждый из нас был не сторонним свидетелем, а участником тех событий. Как это тебе удалось? Непостижимо!

Я вернулась домой и потрясённая, и радостная. Потрясение вызвал спектакль, а радовалась я слезам и переживаниям своих студентов. Потому что эти слёзы дорогого стоили. Уверена, что больше никто из ребят не заговорит о войне равнодушно. Ощущения, которые они испытали, останутся с ними навсегда. Как прививка против чумы.

Понятно, что успех спектакля зависит от каждого, кто причастен к его созданию: от актёров, художников, сценографов,  композиторов и т. п. Но в каждой сцене, в каждом мгновении этого спектакля чувствуется Душа режиссёра – твоя Душа, Володя. Твоё видение происходящего, твоё отношение к нему, твои мысли и чувства, которые очень органично переплелись с мыслями и чувствами автора (Фадеева) и во многом усилили их.

«Молодая гвардия» – это не просто талантливая постановка. Это как живая вода, которая заставляет зрителя очнуться и духовно прозреть. Зритель приходит одним человеком (равнодушным, погрязшим в своих личных проблемах, почти разучившимся сопереживать), а уходит – совсем другим. С обновлённой душой.

Володя, низкий поклон тебе за этот спектакль! Спасибо за память о тех великих событиях, за мои глубокие переживания, за слёзы моих студентов, неожиданные не только для меня, но и, думаю, для них самих! Спасибо за твоё творчество, за обострённое чувство патриотизма и справедливости, за твою яркую и смелую гражданскую позицию! Своими спектаклями ты будишь в людях Людей. А это так немало!

Прости за объёмное письмо. Я не могла его не написать. Вылилось из самой души. И, пожалуйста, не суди строго за пафос. Я действительно так чувствую и по-другому выражаться в данном случае не могу.

Много лет уже прошло с тех пор, как ты покинул стены нашей школы, но я те времена помню настолько хорошо, будто это было вчера. Да и есть что вспомнить, правда? Фотографии с наших постановок храню, видеозаписи тоже. Как давно и как недавно это было!.. 

От всей души желаю тебе дальнейших творческих успехов! Семейного счастья и любви! Ты всего этого заслуживаешь как никто другой!

Рада была написать тебе всё это.

 

С теплом и уважением,

Екатерина Зверева.





 

 


Фотографы

На сайте представлены фотографии Владимира Федина, Петра Соколова, Вадима Пакулина, Александра Уткина, Светланы Игнатовой, Анастасии Денисовой и Анны Колесовой, Татьяны Шалухиной, Оксаны Соловьёвой, Елены Птагиной и Екатерины Строговой

Купить билеты
Щёлкните, чтобы прослушать. Работает благодаря GSpeech