Уже несколько лет Владимирский академический театр драмы неизменно зафиналивает сезоны яркими премьерами. Но, пожалуй, ни разу для «предзанавесной»
постановки не брался настолько монументальный первоисточник, как «Анна Каренина» Льва Толстого.

В самом театре состоявшийся 5 июня показ называют «аван-премьерой» - по сути генеральным прогоном, который собрал полный аншлаг и сорвал овацию. Так что режиссер, актеры и «все причастные» могут выдохнуть: справились! Хотя риск был ощутимым — историю проигравшей условностям и сгинувшей под поездом любви знает каждый человек в цивилизованной части планеты Земля, и у каждого есть свои представления, какими они должны быть — Анна, Вронский, Левин, Китти, Долли, Стива, Каренин... И этим представлениям в каждой новой постановке актеры должны либо соответствовать (что невозможно по определению — соответствовать всем), либо создать такие образы, которые вытеснят собой все устоявшиеся стереотипы.

Владимирскую «Анну Каренину» поставил Владимир Кузнецов, на счету которого около десятка спектаклей текущего репертуара театра, включая «Собачье сердце», «Золотой теленок» и нашумевшую «Молодую гвардию». Разумеется, он прекрасно понимал, насколько непростой будет конкретно эта работа. Потому что сравнений не избежать. И потому что роман в тысячу страниц с целым букетом характерных сюжетных арок априори сложно «втиснуть» даже в нескромные три часа сценического времени, избежав при этом разрывов в истории.

С Толстым Кузнецов поступил очень бережно — никакого куража и новаций в плохом смысле этого слова в его «Анне Карениной» нет: созданная «по мотивам» сценическая композиция заводит зрителя в каждую значимую мизансцену точной цитатой, а безупречная (благодаря Дмитрию Дробышеву) сценография и - почти всегда точная - актерская образность будто добавляют объема показываемым событиям... Это как со сложнокомпозиционной картиной, которую в двух словах не описать, но когда мы просто смотрим на нее, то, если автор хорош, видим сразу всю ее историю и весь ее смысл.

Я не зря сказала про Дробышева. Было особенно интересно увидеть, как режиссер со сценографом и со спецом по свету Сергеем Скорнецким (кстати, лауреатом «Золотой маски») решат проблему масштабных локаций романа: каток, ипподром, поезд... В кино с хорошим бюджетом показать все это легко. А вот на сцену каток с паровозом не забросишь - так я думала до этой «Анны Карениной». Вы бы видели, что придумали эти трое!

Если вернуться к актерам, то при постановке такой знаменитой истории они априори самая уязвимая часть — ведь это им надо «бороться» с нашими представлениями о том, как должны выглядеть герои. Я, например, с момента первого прочтения романа Каренина представляла себе высоким, сухощавым серым сухарем с противным голосом и водянистыми глазами. Анну — пухленькой брюнеткой формата «кровь с молоком», с круглыми щечками, полными плечами и очень темными пушистыми волосами. Вронского — чем-то средним между молодыми Томом Крузом и Владимиром Машковым с повадками альфы, который берет все, что ему нравится. Долли — хрупкой, бесцветной и усохшей «от ушей до пяток» женщиной с редкими светлыми волосами и острым носиком.

Но в спектакле Кузнецова в роли Каренина оказался один из самых моих любимых актеров владимирского театра Анатолий Шалухин — с его невероятной внешней уютностью и добрющими глазами. Анной стала супруга режиссера, изящная шатенка Ариадна Брунер, буквально излучающая сдержанность и достоинство. Роль Вронского отдали молоденькому Ивану Антонову, которого мне было легче представить подкармливающим бездомных котят и переводящим пожилых людей через дорогу, чем губителем девиц и замужних женщин. Ну и Долли — прекрасная, статная Анна Зайцева, которая, даже не желая быть яркой, не может ею не быть...

Честно говоря, из актерского ансамбля «Анны Карениной» внешне лично моим устоявшимся представлениям соответствовала только Елена Серегина, сыгравшая Китти. Ей мой внутренний диссонанс ни секунды преодолевать не пришлось — да, она идеальная Китти, хорошенькая, солнечная, веселая и подпрыгивающая, как восторженный щенок, от распирающей ее жажды жизни. Мы с Толстым именно так о ней и думали. Шучу.

А если серьезно, не знаю, как им это удалось, но принять «других» Каренина, Анну, Вронского, Долли у меня тоже получилось. Особенно Каренина — с шалухинскими скорбными нотациями и самодовольно дежурным «Целуй сюда» в адрес жены — и Анны от Ариадны Брунер, которая проиграла лишь потому, что поставила на карту всё, ничего не оставив себе «на всякий случай». Ариадниной Анне трудно не сочувствовать — даже если считаешь ее сорвавшейся с катушек истеричкой, променявшей «ребенка на штаны», а потом сгрызшей мозг любимому и накрутившей саму себя до суицидальных мыслей. Любовь искупает всё — от четкого понимания этой истины я не могла отделаться весь спектакль. Благодаря Ариадне, для героини которой мир — пусть ненадолго — все-таки стал прекрасным и цветным. Женщины поймут, почему это было так важно.

Два особых бонуса в «Анне Карениной» - это короткие, но яркие перфомансы актерского дуэта «Татьяна Евдокимова - Владимир Лаптев» (родители Китти и Долли) и отличный саундтрек от известного литовского композитора Фаустаса Латенаса.


   

Марина Киселева
Фото: Наталья Ларина

https://vedom.ru/news/2019/06/06/35355-vo-vladimire-postavili-annu-kareninu?fbclid=IwAR3OToWmWpX2-RQ2gwr7IuwYOM4yzhExzT-BzQyoHXij_bN2p1ujcghwk_0


Фотографы

На сайте представлены фотографии Владимира Федина, Петра Соколова, Вадима Пакулина, Александра Уткина, Светланы Игнатовой, Анастасии Денисовой и Анны Колесовой, Татьяны Шалухиной, Оксаны Соловьёвой, Елены Птагиной и Екатерины Строговой

Купить билеты
Щёлкните, чтобы прослушать. Работает благодаря GSpeech