"Посмотрела спектакль Владимирского академического театра драмы «Искупление» о 900-дневной блокаде Ленинграда во время последней мировой войны. Я читала немало на эту тему, в том числе и «Блокадную книгу», созданную Даниилом Граниным совместно с Алесем Адамовичем. Материалы книги вошли в спектакль. Если честно, было страшно: как это возможно передать театральными средствами то, что непередаваемо – нечеловеческий ужас, который пережили блокадники? Но спектакль оказался, на удивление, светлым и несущим надежду на спасение в эсхатологическом смысле. Тема блокады и Великой Отечественной войны решена режиссером Владимиром Кузнецовым в христианском понимании – то есть выше политики, выше истории, что, мне кажется, сегодня особенно важно – в философском надмирном значении, как искупление мирового зла через страдание и высокий нравственный подвиг. К названию спектакля дан подзаголовок: «Дневники воскресшего города». День Победы в 1945 году ведь не случайно совпал с Пасхой – днем Воскресения Христова. Об этом не так часто вспоминают. Тему воскресения подчеркивает в финале Владимир Кузнецов.

iskup_14.jpg - 250.46 kB
   Такой подход режиссера к войне и ее жертвам с позиций надысторических привлек людей театрального искусства самого высокого ранга, оказался близок известному театральному композитору Фаустусу Латенусу и лауреату Национальной театральной премии «Золотая маска» художнику по свету Сергею Скорнецкому. Вместе с режиссером и сценографом Дмитрием Дробышевым, и вместе с актерами театра, они создали объемное произведение, а точнее, незабываемую трагически очищающую поэму, которая ассоциируется не с чем иным, как круги ада Данте Алигьери, стихи его не случайно звучат в спектакле.
Ленинград – это Петербург. Уникальный город. Связь блокадного города с историческим прошлым многозначительно заявлена сразу: главный действующий герой, священник, на глазах которого разворачиваются ленинградские трагедии, ( народный артист России Николай Горохов) читает в первых сценах спектакля восхитительные стихи Пушкина, посвященные Петербургу. Культурологическая широта с культурным подтекстом поддерживается во всем спектакле, в его музыке, в сценографии. Такой ход подсказан самим Даниилом Граниным. В одном из интервью он говорил, что его «Блокадная книга» - «книга об интеллигенции и интеллигентности». В советское время в Ленинграде на эту книгу был наложен запрет...
В спектакле звучат стихи о войне и Ленинграде Ольги Бертгольц, (глубоко и проникновенно читает их народная артистка России Галина Иванова ), стихи Александра Блока, музыка Баха, Бетховена, отрывки художественных произведений, воспоминания, дневники лениградцев, на которых строятся многочисленные сюжеты о блокаде. Самостоятельное значение имеет музыка самого Ф. Латенаса, придающая то самое звучание «надмирности, вечности» всему воздуху спектакля.
   В декорациях оживают образы горожан, вернее сказать, их темные тени. Как у художника Нарбута, лишь силуэты. Вертикальные и горизонтальные, они движутся, падают, постоянно населяя город призраками. Другие силуэты –тени складируются, и их уносят на санках… Образ блокадного города…
Надо заметить, что Владимир Кузнецов – мастерски умеет из разрозненных историй, казалось бы, не связанных между собой, слепить единое целое и воссоздать панораму эпохи. Этот прием, в частности, присутствует у него в спектакле «На стыке времен», по произведениям Евгения Евтушенко. Благодаря многослойности сценического повествования формируется своеобразный романный жанр в театре, как например, в его спектакле «Анна Каренина» по Толстому.
   Забываешь о времени и о себе, сопереживаешь, следя за историями ленинградцев, будь то история пожилой учительницы музыки, которую блестяще играет народная артистка России Галина Иванова, или страшный путь молодой матери двоих малышей, которым чудом удалось эвакуироваться и встретиться с мужем и отцом, офицером, - эту судьбу прожила на сцене Ариадна Брунер с Анатолием Шалухиным; или история девочек-сестер и их любимого спаниеля, которого мать принесла в жертву, чтобы спасти детей; или история Марии Ивановны Кривцовой, работавшей в противовоздушной обороне: она спасала людей, и во время бомбежки из завалов вытащила женщину с только что родившимся ребенком. Актриса Анна Зайцева очень убедительна в этой роли, придает ей невероятную достоверность.

iskup_15.jpg - 218.89 kB
  Объединяющим образом является православный священник, отец Георгий, он знает этих людей и эти судьбы. В начале спектакля священник рассказывает свою короткую историю: был студентом исторического факультета, любил литературу, работал в архивах, но стал священником «в самые трудные годы для России, когда веру гнали, попов расстреливали или сажали, а из икон делали колодки для скота». Мысли о возмездии за святотатство, о наказании Божьем его не раз посещали... Трудно подобрать более подходящего для этой роли актера. Николай Анатольевич Горохов – верующий человек, внук священнослужителя, погибшего во времена сталинских репрессий и недавно причисленного к лику святых Русской православной церковью. На Горохове держится духовный стержень спектакля, мощь и сила мужества, непоколебимости воинов Христовых. Наверное, если бы иначе сложилась судьба, и Николай Анатольевич не был актером, он мог бы стать прекрасным священником – так органичен он в своем образе. Его ликующий возглас «Христос Воскресе» в финальной сцене с завершающим окроплением водой накрывает такой радостью весь зал, что многие подхватывают: «Воистину воскресе!».
А в большом зале ОДК нет свободных мест.
На том и стоим."


Фотографы

На сайте представлены фотографии Владимира Федина, Петра Соколова, Вадима Пакулина, Александра Уткина, Светланы Игнатовой, Анастасии Денисовой и Анны Колесовой, Татьяны Шалухиной, Оксаны Соловьёвой, Елены Птагиной и Екатерины Строговой

Купить билеты
Щёлкните, чтобы прослушать. Работает благодаря GSpeech